МЕЖДУНАРОДНЫЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ

Лучезарный Ангел

Доброе кино возвращается!

Капков Сергей Владимирович: об итогах кинофестиваля

14.11.2014

ХI Международный благотворительный кинофестиваль «Лучезарный Ангел» завершил свою работу. Каждый день фестиваль начинал свою работу с кинопоказов анимационного кино – конкурсных, внеконкурсных и ретроспективных программ. Художники и мультипликаторы проводили мастер-классы для детей по рисованию, кукольной и пластилиновой анимации. Поэтому подведение итогов кинофестиваля можно начать именно с анимационных фильмов.

В этом году в Детском жюри работали дети-художники – московские школьники и учащиеся Московского кадетского корпуса «Пансион воспитанниц Министерства обороны Российской Федерации». Они отсмотрели 15 фильмов. По словам руководителя Детского жюри Ольги Нерсесовой, дети помладше ценили более красочные работы, зачастую нафольклорные темы. Девушки подходили к фильмам уже не просто, как к «мультикам», но и как к теме для размышлений.

В целом, работа с детьми оказалась своеобразной викториной. Прогнозы руководителей Детского жюри, что им понравится больше, зачастую оказывались ошибочными. Интересный и оригинальный по смыслу мультфильм «Фокус» (Беларусь) режиссера Марии Матусевич, про полную драм и потрясений жизнь Зайца, живущего в шляпе и, которого вытаскивает фокусник, дети не оценили, а многие вовсе не поняли. В то же время, яркий красочный мультфильм «Большая Козява и маленькая Козявка» (Белорусь) режиссера Дмитрия Шестопалова, который, казалось бы, должны были оценить ребята-художники, вызвал к себе достаточно спокойное отношение.

А вот, фильм «Побег» (Россия) режиссеров Анастасии Панасовской и Натальи Федченко о сироте, сбежавшем из детдома в поисках матери, был единодушно поддержан как воспитанницами пансиона, так и юными художниками. О.И. Нерсесова отметила, что тема сиротства, видимо, затронула и девушек, потерявших кого-то из родителей, погибших при исполнении служебного долга, и ребят, у которых есть мама с папой и не представляющих, как можно жить без них.

Работа Детского жюри как всегда оказалась интересной, яркой, непредсказуемой. Но не менее интересно было бы попытаться понять, какие тенденции характерны для анимационной программы фестиваля этого года. И, может быть, не только фестиваля, но и российской анимации в целом. Об этом мы поговорили с Капковым Сергеем Владимировичем, отборщиком анимационных фильмов для «Лучезарного Ангела» киноведом, сценаристом, редактором сайта animator.ru.

 
Сергей Владимирович, какие тенденции на Ваш взгляд обозначились в анимационном кино этого года: по исполнению, по тематике, по жанрам?

Так как я отбирал фильмы, то еще в процессе отбора я заметил, что больше стало фильмов для детей. На очень большой временной период детская тематика ушла из мультипликации. Мультипликация российская не находила своего зрителя, и авторы стали выходить на уровень авторского международного киноязыка, получать призы на взрослых мировых фестивалях и, собственно о зрителях, мало кто задумывался. Но где-то в середине 2000-х вновь пошли проекты, и Министерство Культуры опять стало финансировать анимацию, появилось много детских проектов: «Гора самоцветов», «Смешарики»и др. Тем не менее, они набирали силу не так быстро. Ну а в этом году как никогда заметен рост количества мультфильмов для детей, для семьи, появились проекты на Студии «Союзмультфильм», возродился анимационный альманах «Веселая карусель».

А на фестивальной программе это отразилось?

Конечно. За год производится примерно 170 мультфильмов, если вычеркнуть сериалы, то – около ста мультфильмов короткометражных и полнометражных. Еще 3–4 года я мог отобрать для «Лучезарного Ангела» немного работ. А сейчас даже не знали, какие выбрать – в этом году был всплеск, и я с удовольствием отбирал анимационные фильмы.

И все-таки, какие характерные черты вы бы отметили в мультфильмах этого года? Что появилось нового, что осталось неизменным?

Наша анимация всегда отличалась позитивом от мировой, а особенно – от европейской. Когда попадаешь на международный фестиваль, то в работах всегда можно увидеть много трагического, драматического самокопания, философские темы: болезнь, смерть… Иностранцы всегда удивлялись: что вы так веселитесь, что у вас веселого – вы живете хуже других, а у вас весело все?

Наша анимация всегда была позитивная, ее отличительная особенность – умение интересно рассказать какую-то историю. Желательно, чтобы история была со смыслом, поучительная. И сейчас, в принципе, это особо не изменилось. Все так и остается. В Европе и Азии больше абстрактного кино, чем у нас. В этом году появилось очень много мультфильмов на тему семьи, взаимоотношений с родителями, историй бабушек и дедушек, детского познания мира взрослых, и наоборот, познание взрослыми мира ребенка – много именно таких фильмов, чего у нас давно не наблюдалось.

Что касается темы кино-технологий, которые используются в нашей анимации – к сожалению, у нас все довольно примитивно. Потому, что вроде бы денег на анимацию выделяется много, но из-за того, что стало много студий, средства распыляются и все получают по «три копейки». И, исходя из этого бюджета, делают кино самое простое. Это компьютерная перекладка, это флэш-анимация и все. Кукол становится все меньше и меньше, рисованная анимация очень дорогая – ее тоже немного, 3-D требует еще больших денег и поэтому ее еще меньше. В общем, в технологиях мы сильно отстаем от мира. Но из-за того, что мы умеем рассказать историю – мы следим за драматургией, юмором, наличием интересных персонажей, мы не обращаем внимание на эту бедноту.

У вас есть какие-то предположения о том, какие тенденции в мультипликации проявятся в следующем году?

Прогнозов особо нет, потому что каждый год несет какие-то сюрпризы. Ведь аниматоры, в отличие от игровых кинематографистов, не на виду. Они, как правило, сидят у себя в студии с компьютером или съемочным аппаратом. И что у них происходит, очень мало, кто знает. Это киношные съемки всегда на виду…

Вот сейчас, через месяц начнется сбор нашего ежегодного отчетного кинофестиваля анимации в Суздале, куда стекается все, что за год сделано аниматорами. И я просматривая работы, с удивлением обнаруживаю какие-то направления, тенденции. Это всегда сюрприз. То, что сейчас сделал Константин Бронзит, один из лидеров в отечественной анимации и претендентов на премию «Оскар» – фильм «Мы не можем жить без Космоса». Это стало бомбой, в российской анимации таких серьезных фильмов еще не было!

Из того, что я увидел совсем свежего и нового мне попадались философские, немножечко грустные темы – жизни и смерти, предназначения человека, предательства. Это были для меня новинки, я такого у нас еще не видел. Но это единицы – штучные работы моих знакомых, близких друзей. И фильмы очень сильные.

Илья Лозинский




Обсуждение закрыто.