МЕЖДУНАРОДНЫЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ

Лучезарный Ангел

Доброе кино!

Интервью с членом правления Союза кинематографистов РФ, Заслуженным деятелем искусств Российской Федерации Владимиром Грамматиковым

16.11.2018

Интервью с председателем жюри короткометражного игрового кино, кинорежиссером, сценаристом, актером, креативным продюсером ООО «Уолт Дисней Компани СНГ», членом правления Союза кинематографистов РФ, Заслуженным деятелем искусств Российской Федерации Владимиром Грамматиковым.

– Владимир Александрович, скажите, пожалуйста, каково Ваше общее впечатление от конкурса короткого метра на «Лучезарном Ангеле» этого года?

– Позитивное. Во-первых, разнообразие национальных представительств. Во-вторых, разнообразие жанров, картины не тенденциозные, не претенциозные, а есть и комедии, и глубокие фильмы.

– Расскажите, пожалуйста, немного подробнее о тех фильмах, которые заняли первые места, почему их выделили?

– Мне очень понравилась картина «Три дня Клавы Грачёвой» Ивана Григолюнаса тем, что она несёт в себе хорошие традиции российского кино и в то же время в ней есть совершенно новые моменты, связанные с изучением глубочайшей человеческой психологии. Прекрасная работа с актёрами, очень хорошие фактуры. И тема добра и человечности – тут она в лучшем виде, причём всё сделано не в лоб, а на полутонах. Мы дали этой картине первое место.

Второе место – «Отец» Тимура Квеквескири. Очень хороший фильм, который мы поддержали. Казалось бы, традиционная вещь, но при этом какая-то новая, свежая. Третье место – «Соло» Константина Абаева.

Мы долго обсуждали «Миллиард» Евгения Дудчака, он всем чрезвычайно понравился и набрал большой балл, но мы не стали ему давать призовое место основного конкурса, а присудили «Лучший дебют», ведь согласно Регламенту фестиваля, это очень хорошая позиция, где есть и денежный приз, и статуэтка, и диплом. Я крайне рад этому дебюту, потому что у нас так мало комедий, мы все такие серьёзные, драматичные, пессимистичные, и когда видишь какое-то солнышко и хорошую иронию, это радует. Надеюсь, что дебютант сейчас получит где-то что-то ещё и будет славно работать в этом жанре.

– Но, помимо главных наград, ещё ведь были специальные призы. Например, диплом «За утверждение вечных ценностей» получила картина «Чай» Анны Кузьминых, в которой снялся Пётр Мамонов…

– Да, конечно. И там тоже всё очень хорошо сделано. И драматургически всё выстроено, когда проблема тонко, как радиация, накапливается… Приз был дан совершенно справедливо.

Ещё мы дали диплом «За операторское мастерство» фильму «Форузан» Мираббаса Хосравинеджада, потому что это очень красивая картина.

Специальный диплом жюри «За раскрытие темы добра, сочувствия и любви» был присуждён фильму «Милосердие» Хасана Алижанова. Конечно, здесь есть эксплуатация чувства жалости к животным, но вообще-то сострадание никто не отменял. И я очень хотел, чтобы эту картину отметили.

И ещё были хорошие работы, оставшиеся без дипломов. Например, очень любопытный фильм «Письмо о Зауре» чеченского режиссёра Адама Дунаева. И мощная в своей неторопливости, значительности, красоте картина «Параллель веков» Владимира Базынкова. В ней немного «недокручена» история, а жаль.

Девиз фестиваля – «Доброе кино». Мы понимаем, что здесь есть и духовное кино, но всё равно мы так договорились (и протоиерей Тарасий Вдовин, который был у нас в жюри, с нами согласился), что приоритет за творчеством и художественностью. Считаю, что это правильно. Очень важно, чтобы кино было в контексте фестиваля, но главное, чтобы оно было талантливо.

– И специальные дипломы на этом фестивале – это не какой-то «утешительный приз», а именно награда участнику?

– Конечно. Это абсолютно так. Отмечен профессиональный уровень.

– Владимир Александрович, мы сейчас находимся в Вашем кабинете в офисе компании Дисней – судя по этому, да и не только, Вы много соприкасаетесь с игровым кино. Скажите, пожалуйста, каково Ваше ощущение от современного отечественного игрового кино? Есть ли молодые режиссёры?

– Режиссёры есть. У нас очень плохо с драматургией. Я это знаю не со слов. Мы сейчас делаем второй киноальманах «Счастье – это…», уже сняли шесть из семи новелл. И когда я работал с молодыми драматургами, столкнулся с тем, что они не хотят размышлять о человеческих эмоциях и чувствах. Они все где-то в астрале, в каких-то странных мирах. Их почему-то совсем не интересует простая человеческая жизнь, включая любовь. Когда я им говорю: «Минутку! А Ромео и Джульетта?» – они мне отвечают: «Ну, Ромео и Джульетта – это какой-то позавчерашний день, Владимир Александрович, это уже невозможно!» Любовь – и невозможно! Причём это не один-два человека говорят, это тенденция. Весьма странно.

А режиссёры есть очень хорошие. Но что интересно: у нас семь победителей конкурса Дисней «Счастье – это…», и из них – шесть девушек. Это абсолютный тренд. Потому что молодые люди как-то запутались, какие-то они невнятные. А у девушек, видимо, глубокий материнский ген, побуждающий их всё-таки как-то выживать и что-то делать. Девушки более конкретны, вменяемы, отчётливы. Мы ничего не подгадывали, объективно получилось так, что у нас шесть девушек и грузин Зураб Джиджилава, который представляет мужское народонаселение.

Поэтому режиссёры есть, а драматурги куда-то улетели… Но ничего, вернутся.

Будем надеяться! Владимир Александрович, спасибо Вам большое за беседу!

 

Беседовала Елена Чач




Обсуждение закрыто.