МЕЖДУНАРОДНЫЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ

Лучезарный Ангел

Доброе кино!

О духовных принципах «Лучезарного Ангела», о работе Духовного экспертного совета и о формировании жюри фестиваля

11.10.2018

Интервью с экспертом Духовного экспертного совета, помощником проректора Московской Духовной Академии по воспитательной работе иереем Алексеем Котельниковым.

Клирик Пятницкого подворья Троице-Сергиевой лавры, преподаватель МДА священник Алексей Котельников в течение трёх последних лет входит в число экспертов фестиваля и при этом занимается решением ряда организационных вопросов. Несмотря на свою невероятную загруженность, батюшка согласился дать небольшое интервью.

– Отец Алексей, для начала расскажите, пожалуйста, каковы духовные принципы фестиваля.

– Это на самом деле сложно вербализовать. У нас есть Регламент, где прописаны наши пожелания о том, какими должны быть фильмы: они должны нести в себе некое созидательное начало, воспитывать в человеке семейные ценности, дружеские отношения и так далее, то есть всё то духовно-нравственное, позитивное, что должно быть в человеке и с точки зрения божественных заповедей, и с точки зрения общества. Но главная трудность в том, что современные кинематографисты часто выбирают очень неоднозначные инструменты для того, чтобы донести до зрителя свою мысль. Бывает так, что отрицательный пример вскрывает гнойник греха или какую-то трагедию лучше, чем положительная елейная проповедь о том, что так нельзя. Оттого всегда сложно понять (и это зависит от восприятия каждого эксперта, почему и возникают спорные ситуации): этот отрицательный пример – он подействует на зрителя негативно, то есть человек увлечётся примером какого-то греха, неблаговидного поступка, поиска личной выгоды, или он переварит это в соответствии с тем замыслом, который режиссёр вроде бы закладывал. Отсюда возникает необходимость сформулировать требования к фильмам, которые мы хотим показать нашему зрителю. И мы можем обозначить только какую-то «нижнюю» отсечку, что не должно быть сцен насилия, безнравственных сцен… Однако понимать те или иные воспитательные моменты, закладываемые режиссёрами, бывает очень сложно.

Например, мы выросли на «Ну, погоди!», Винни-Пухе и Карлсоне, и никакой такой нагрузки, что в «Ну, погоди!» пропаганда курения, у нас не было. Мы наоборот понимали, что так делать не надо… Так вот вопрос: этот отрицательный пример является заразительным в отрицательную сторону или – вкупе с тем, что Волк за это потом наказан, – воспитывающим примером в положительную сторону? «Ну, погоди!» – это самый простой пример. А когда мы берём фильмы, особенно короткометражки, где нет возможности педантично дорисовать всю картину до каких-то идеальных тонкостей, где она нарисована какими-то штрихами, – возникает куча спорных моментов.

– А что такое Духовный экспертный совет «Лучезарного Ангела»?

– Духовный экспертный совет – это небольшая группа (на данный момент – 16 человек). Она состоит из духовенства и профессионалов, имеющих непосредственное отношение к кинематографу, – режиссёров, киноведов и кинокритиков. Его цель – вместе с отборщиками, которые отбирают картины для фестиваля, смотреть эти киноленты и выносить своё суждение о том, может ли конкретный фильм быть включён в программу фестиваля с духовно-нравственной точки зрения. Соответственно, каждый фильм смотрят несколько человек – и в случае консенсуса принимается решение, да или нет. Очень часто (и в последнее время всё чаще) бывает, что эксперты между собой не согласны. Это достойно отдельного анализа, когда два священника смотрят на один и тот же фильм и высказывают подчас диаметрально противоположные мнения. Тогда мы вынуждены передавать фильм на рассмотрение ещё ряду экспертов, чтобы получить какую-то картину, даже выносить его на заседание всего Духовного экспертного совета с тем, чтобы в дискуссии всё-таки определиться, наш фильм или не наш. Отборщики – профессиональный эксперты по отбору фильмов, больше занимаются художественной стороной. Конечно, имея в виду требования Регламента.

– То есть изначально фильм смотрят два священника и какое-то светское лицо из числа профессионалов?

– Два, три… иногда, если мы изначально знаем, что работа сложная, мы можем сразу же дать фильм на рассмотрение большему числу экспертов, чтобы не затягивать с принятием решения.

– А как разделяются фильмы на конкурсные и внеконкурсные?

– Принцип таков. Конкурс – это высокохудожественные работы, которые проходят отбор и допущены Духовным экспертным советом, т.е. не содержат ничего противоречащего принципам фестиваля. Но иной раз бывает – тема актуальная, проблема поднята важная, но снято откровенно слабо, а иной раз – снято очень сильно, захватывающе, но не соответствует Регламенту фестиваля. Понятно, что если конкурс формируется сильный, достойный, то, например, слабая в художественном смысле картина оказывается лишней, но по существу, может быть, и она найдёт своего зрителя, поэтому её можно показать во внеконкурсе.

Из документального кино большое число фильмов попадает во внеконкурс, не только потому, что они не проходят по качеству, но также в том случае, если они представляют собой хронику или являются документально-постановочными, то есть в них не соблюдена чистота жанра.

Бывает так, что сами правообладатели по каким-то мотивам не хотели бы участвовать в конкурсе, но с радостью передают свой фильм для специального показа, приходят представить его зрителям на кинофестивале всей творческой группой.

И отдельная большая группа внеконкурсных фильмов – это те фильмы, которые в принципе в конкурс и не собирались, потому что это ретроспектива, какие-то авторские программы.

– Составляется конкурсная программа фестиваля, и по этим фильмам решение на фестивале принимает жюри…

– Да. Жюри у нас сформировано по четырём жанрам: полный метр, короткий метр, анимация и документальное кино. Соответственно, в каждом составе жюри – это специалисты в области кинематографа (киноведы, кинокритики, режиссёры, актёры) и один представитель духовенства. Жюри просматривает конкурсную программу и на заседании, которое проходит в дни фестиваля, коллегиально выносит общее решение. Когда мы кого-то приглашаем в жюри, у нас часто бывает, что люди, узнав о присутствии батюшки, говорят: «Понятно, он назначит, кто будет главным, а нам в роли статистов посидеть». Это совсем не так. В данном случае священник со своим взглядом, со своей аргументацией участвует наравне со светскими специалистами, и ни в коем случае не ставится цель, чтобы он проводил какую-то «генеральную линию партии», которой на самом деле не существует. Цель другая – чтобы мы могли взаимно обогащать друг друга и со стороны духовной, и со стороны профессиональной.

– Понятно, отец Алексей, спасибо большое за подробные ответы!

 

Беседовала Елена Чач




Обсуждение закрыто.