МЕЖДУНАРОДНЫЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ

Лучезарный Ангел

Доброе кино!

Интервью о кинофестивале «Лучезарный Ангел» с экспертом Духовного экспертного совета протоиереем Константином Сопельниковым

17.11.2019

Интервью о XVI Международном благотворительном кинофестивале «Лучезарный Ангел» с экспертом Духовного экспертного совета, настоятелем храма во имя Живоначальной Троицы в Чертанове протоиереем Константином Сопельниковым

– Отец Константин, скажите, пожалуйста, каково Ваше впечатление от фестиваля этого года? И каковы вообще, на Ваш взгляд, особенности кинофестиваля «Лучезарный Ангел» и фильмов, которые на него приходят?

– В этом году много фильмов, связанных с Великой Отечественной войной. Всё-таки две памятные даты: в 2019-м году – 75-летие полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, а в 2020-м – 75-летие Победы. Война – это такая рана, которую помнят и будут помнить всегда, как мы сейчас помним Мамаево побоище.

Я в Духовном экспертном совете с самого начала фестиваля. И видел развитие «Лучезарного Ангела». Возможно, кому-то хотелось бы, чтобы фестиваль встал на уровень мировых, но я никогда не думал об этом, потому что этот фестиваль занимает определённую социальную нишу. Он всегда будет востребован, поскольку человека всегда будут сопровождать разные проблемы, и он будет искать пути их решения. Вот, например, в прошлом году был фильм «Со дна вершины» про паралимпийца. Мы видели в этой картине, как герой преодолел всё – конечно, с помощью родных, тренера, любимой – и достиг своей цели. И становится ясно, что возможности человека больше, чем кажется. И вообще – «всё могу в укрепляющем меня Иисусе Христе».

Крайне сложно показать на экране священнослужителя. Мне в своё время понравилось, как сыграл священника Сергей Маковецкий в фильме «Поп». Он сделал это тактично и убедительно. И то, как он стоит в алтаре, подняв руки, – это был очень правдивый эпизод.

Я сам много лет отдал актёрскому делу, окончил Днепропетровское государственное театральное училище как актёр музыкального театра, потом – ГИТИС. Работал в Театре Юного Зрителя в Москве, немного снимался в кино, вёл детские передачи. И всё время у меня было ощущение, что я что-то недоиграл. Была какая-то тоска по несбывшемуся, чего-то главного не хватало. И этим главным оказался храм, оказалось моё рукоположение. Грубо говоря, самая главная моя роль проигрывается сейчас. Это роль священника. Конечно, я не играю, а живу. И я не представляю, как это может изобразить актёр.

Но священник – только ступенька к святости. А как же тогда сыграть святого? Как сыграть Серафима Саровского? Никак. Вот фильм «Орда» про святителя Алексия – прекрасный постановочный фильм, сделан великолепно, но русского духа святости там нет.

В советское время у нашего кино было своё лицо, свои актёрская и режиссёрская школы, и люди из зарубежных стран приезжали учиться у нас. Потом началась погоня за тем, как делают все, – а это неправильно, ведь каждый человек неповторим, – и мы пустились во все праведные и неправедные пути. Когда стали понимать, что не туда зашли, мы уже многое потеряли в своей школе.

Взрослому зрителю основательно прискучили супермены с железным лбом, освобождающие планету для торжества демократии американского толка. Зрелому уму не терпится осмыслить своё место в этом мире, найти себя в истории страны и, так сказать, в мифологии своего народа. Кино – это всегда часть национального мифа, наряду с устным эпосом, классическим искусством и фольклором. И, на мой взгляд, кино должно воспитывать в человеке добро, призывать к добру. Для моего поколения кино было хорошим примером для подражания.

Фестиваль «Лучезарный Ангел» был изначально задуман как альтернатива «широкому пути», которым, не ведая стыда, шествует массовая культура. Это своего рода элитарный клуб в хорошем смысле этого слова, привлекающий ответственных национально-ориентированных интеллектуалов и творческую интеллигенцию.

В отличие от прочих, на конкурсе «Лучезарного Ангела» первостепенное значение придаётся нравственной оценке предложенных кинофильмов и сценариев. Этой цели служит Духовный экспертный совет, куда входят уважаемые священнослужители и авторитетные богословы.

Не стоит упрекать Церковь в стремлении вернуть в общество свою цензуру. Да и что плохого в этом? Пора возвратить смыслы старым понятиям. По-латыни цензура означает всего лишь «строгое суждение, суровый разбор, взыскательная критика». Кто боится строгого, пусть даже и сурового, взыскательного анализа своего творения?

Растёт уровень фестиваля, потому что всё больше хороших режиссёров приносит свои дары на алтарь «Лучезарного Ангела». А каждый из членов жюри полного метра – это же целая история!

– Отец Константин, какие фильмы этого года Вы хотели бы выделить?

– Когда я смотрю кино, всё время сравниваю его с фильмами своей молодости – 1960-1970-х. Мне понравился «Подкидыш», потому что он как-то по-своему сделан, у него своё лицо, хотя и сценарий узнаваем, ведь «из песни слов не выкинешь». И он завоевал приз как лучший фильм для детей и юношества.

Гран-при – фильм «Сестрёнка». В нём действие разворачивается в глубоком тылу, война присутствует за кадром, но передано главное – дух времени, высота человеческих взаимоотношений в минуту, когда наваливается беда такого масштаба, что устоять можно только одной силой – силой любви. Она одна не поддаётся страху, вечной зиме, смерти. И утверждает жизнь. И этот фильм сейчас актуален как никогда при нашей нынешней раздробленности, хаотичности.

Второе место в полном метре – хороший правдивый фильм «Коридор бессмертия», который рассказывает о потрясающем подвиге машинистов, кочегаров и кондукторов, инженеров-путейцев, девчонок с косичками, строивших дорогу из осаждённого города на Большую землю и потом своими музыкальными пальчиками ворочавших железо… Это такой настоящий фильм, а не игра в войнушку.

Глубиной и человечностью отличаются фильмы, созданные соседями, – трагикомическая, как и сама жизнь, картина «Лорик» (в содружестве с Арменией и Кипром), «Красный сад» (Азербайджан), «Я подарю тебе победу» (в кооперации с Арменией).

И это всё семейное кино, чего нельзя сказать про наши нынешние блокбастеры. Современная массовая культура целенаправленно, методично приучает людей любить безобразное. В моде глумление над святыней, раздвоение сознания, шизофрения и цинизм.

– А как Вам в этом году игровой короткий метр?

– Тут конкурс выявил решительную поддержку молодыми мастерами ценностей семьи и человеческой солидарности, права детей на родительскую любовь и заботу общества. Взгляды жителей разных стран и культур на эти вопросы мало чем отличаются, что и показывает наше знакомство с конкурсной программой.

Первое место – «Франка», где всё очень убедительно сыграно. Хорошая работа, мужественный образ героини… И это христианское кино.

Второе место – «Меня зовут Петя». Тут тема приёмных детей, которая сейчас является очень острой. Детское одиночество и другие совсем не детские беды требуют немедленного реагирования, и кино здесь выполняет функцию массовой мобилизации.

Надо сказать, что некоторые дети в регионах попадают в детдом, потому что их многодетные родители не в силах вынести нищеты, на которую их обрекает многодетность. Евангельский богач был осуждён за то, что при своём богатстве допустил такую крайнюю бедность, какая была у Лазаря. Неужели мы в нашей богатейшей стране не можем помочь бедным многодетным семьям в регионах?

Ещё мне очень понравился фильм «Новый год». Я служил в армии и понял героя фильма: этот парнишка принял своё решение через испуг, с его стороны ничего нельзя было сделать, и он понимал, что если откроет люк – его убьют. А его близкие люди в это время веселятся, не потому что они плохие, они его ждут. Но не все умеют ждать, молиться. Как у Константина Симонова в стихотворении «Жди меня»: «Как я выжил, будем знать Только мы с тобой, – Просто ты умела ждать, Как никто другой».

Традиционное общество сегодня как никогда подвергается агрессивным атакам разноцветных лобби, захватывающих все мировые площадки культурной коммуникации. Поэтому долг фестиваля всячески поддерживать здоровый консерватизм нашего кино.

– Отец Константин, большое спасибо Вам за интересную беседу!

Материал подготовила Елена Чач