МЕЖДУНАРОДНЫЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ

Лучезарный Ангел

Доброе кино!

«Батюшка, передай отцу Анатолию, пусть он за нас помолится»: фрагмент выступления на вечере памяти Петра Мамонова игумена Киприана (Ященко), основателя «Лучезарного Ангела»

08.12.2021

Зрителям нашего кинофестиваля гарантирована встреча с «Добрым кино». И не только, это также площадка для очень редкого жанра духовного кино. Его задача – православное просвещение, сохранение памяти о выдающихся деятелях церкви, ее святых и подвижниках, а также, нередко, повествование о том, какими путями современные люди приходят к Вере.

Духовные фильмы уникальны не только своей тематикой. У их создателей нет права на фактические ошибки, поверхностные интерпретации, небрежное исполнение – абсолютно все здесь имеет значение. Кино, которое может снять далеко не каждый режиссер, и понять готов далеко не каждый зритель, и именно наш кинофестиваль – это одно из немногих мест, где человек, воспринимающий Православие посредством кино, непременно найдет обширную программу по душе.

Начало фестивалю «Лучезарный Ангел» было положено игуменом Киприаном (Ященко), который и предложил девиз фестиваля «Доброе кино возвращается». В этом году отец Киприан принял личное участие в знаковом мероприятии – вечере памяти Петра Мамонова, который исполнил главную роль священника, отца Анатолия в знаменитом фильме Павла Лунгина «Остров».

Речь отца Киприана перед показом затронула много тем, может быть, малоизвестных, но очень важных; мы приводим самые значимые цитаты выступления отца Киприана.

О фильме «Остров»

В 2005 году на встрече в Храме Христа Спасителя между представителями духовенства и кинематографистами состоялся спор о том, куда ведет людей наше кино, массово создавая фильмы, где греховная жизнь подается как норма. Мы говорили им: «Что ж вы делаете с нашим народом? Почему вы превратили кино в бизнес, почему для вас есть только один критерий – деньги?» Они отбивались: «Не лезьте к нам, вы ничего не понимаете в кино. Оно должно быть массовым и кассовым, а для этого оно должно быть безнравственным, хоть в какой-то степени». Когда противостояние достигло апогея, кто-то из кинематографистов сказал: «Что спорить? Если вы задаете такие требования, то вы и сделайте хотя бы один фильм, чтобы он был нравственным, массовым и кассовым». Мы вышли оттуда, понимая, что таких фильмов нет, и что их надо инициировать.

Но в это самое время Павел Лунгин уже снимал «Остров». О судьбе этой ленты, об ее значении говорить излишне – замечательный фильм, его даже самому автору, режиссеру Павлу Лунгину, превзойти не удалось. Он делал дальнейшие фильмы и более финансово обеспеченные, и более актерски подтвержденные, но они не имели такого резонанса и такого зрительского внимания. И по кассе «Остров» значительно превзошел затраченные на него средства. Поэтому вызов кинематографистов «если вы такие умные, сделайте такой фильм» получил достойный ответ. Ведь на первый «Лучезарный Ангел» мы нашли 3 фильма, которые можно было показать для детей и семейной аудитории – их, практически, не существовало. Сегодня программа фестиваля едва вмещает в себя целая неделя.

Об Иисусовой молитве в «Острове»

Фильм стал популярен и у нас, и в Греции, и в Европе, везде пошел – и среди церковных, и среди светских. Была история, когда я подарил «Остров» настоятельнице исихастского монастыря, у которых в день произносится десяток тысяч молитв, у них вся жизнь – это предстояние перед Богом с Иисусовой молитвой.

Сперва она не хотела брать, но я настоял, говорю: «У вас из Солоников вся элита окормляется, вы дайте им, чтобы они смотрели духовный фильм, который сделали в России». Она промолчала, но взяла, дала одним прихожанам, другим, третьим, и когда они возвращали фильм, то спрашивали: «А как вы относитесь сами к этому фильму и к отцу Анатолию?». Хотя настоятельница и говорила сперва, что смотреть не собирается, но чтобы отвечать на вопросы прихожан о фильме, она его посмотрела, а потом второй раз, третий – так на сердце ей легло. Потом собрала всех сестер монастыря, и они вместе посмотрели.

И для меня поразительный момент был, что после этого они написали коллективную телеграмму: «Отец Киприан, благодарим за фильм об Иисусовой молитве». Хотя откуда они могли это взять? Это там показано не явно, а моментами, ничего такого исихастского там нет, а они восприняли, что в фильме это есть по духу, и это, конечно, потрясает.

О Петре Мамонове

Меня очень умиляло, что когда я появлялся в Греции, мне греки собирали записки со словами: «Батюшка, передай отцу Анатолию, пусть он за нас помолится», – это было запредельное что-то, будто отец Анатолий, сыгранный Петром Мамоновым, это живой священник, живущий в России, которому можно передать записочку, и он помолится о здравии или упокоении. Но я не рисковал их разочаровывать.

Мне хотелось бы поклониться Петру Мамонову, который действительно своей искренностью поражал. Он сам стал на съемках молиться Иисусовой молитвой, и дальше он продолжал этот путь, у него открылась интересная духовная жизнь, его и откровения посещали, и какие-то назидания, он фактически как старец жил. Играя старца, он и сам стал таким духовным старцем. Точно так же, как актер Жан Габен, который говорил, что он стал из холерика невозмутимым человеком, играя невозмутимых героев.

Такой феномен духовного кино – он требует такого внимания, я уж не скажу, что исследования, но понимания.

О духовном кино

Была идея снять фильм о житии преподобного Паисия Святогорца, мы открыли книгу его Жития и экранизировали ее. Когда фильм вышел на экран и у нас, и в Греции, в разных странах больше 100 миллионов его увидели, он получил множество призов. Те, кто посмотрел фильм с вниманием, часто говорят мне, что преподобный Паисий будто навел у них порядок в жизни в какой-то сложный момент. И хотя мы не ставили такой цели, но сейчас на Афон в любой монастырь заходишь, и всегда какой-то монах говорит: «Батюшка, я посмотрел про Паисия, все бросил, пришел на Афон и принял постриг». Даже греки говорят: «Мы испытываем при виде этого фильма такое же благоговение, какое испытывали, когда заходили в келью преподобного Паисия». Хотя, опять же, мы такую задачу не ставили, чтобы фильм оказал такое богатое действие, как общение с преподобным в келье.

Видите, какие вещи, оказывается, могут делать с нами фильмы, хотя кино с самого начала создавалось как развлекательное направление в искусстве. Поэтому духовное кино, конечно, очень сложно ставить, особенно если это делается недуховными людьми.

О перспективах духовного кинематографа

Идея создания фестиваля исключительно церковного, добродетельного кино – она витает в воздухе и близка к приземлению, и такой международный фестиваль может состояться, тем более есть тенденция, что в век виртуальной реальности создаются такие интересные работы, и не за миллионы, о которых говорят кинематографисты. Выросла сильная молодежь, и они могут потеснить нас, могут создать фильм лучше, чем «Остров» – «Полуостров Афон», например.

И вот, я дарю идею: у нас за 5 лет поездок на Афон отснято много материала о том, как мы восходили на вершину горы. Смысл был – восхождение на гору как восхождение к себе истинному, чтобы познать самого себя, просто посмотреться в себя как в зеркало: кто ты, куда ты идешь, почему ты падаешь? Снимать такое кино следует в форме мягкой беседы, ничего не навязывая, чтобы человек подумал: ведь можно жить иначе? Ведь может быть другой взгляд на мир, на детей, на самого себя?

Хотя бы раз в три года нам необходимо, чтобы выходил подобный «Острову» и «Паисию Святогорцу» знаковый фильм. Это очень важно, чтобы человек не просто смотрел кино, а начинал внутреннее дело, преобразовывал себя. Но для создания такого фильма нужна искренность, талант, чутье, чтобы подать идею красиво и убедительно, чтобы можно было человеку и всплакнуть, и посмеяться, и вздохнуть – и пойти дальше.

Если вы хотите жить праведной жизнью и владеть молитвами, начните смотреть фильмы о святых или поучаствуйте в их создании. Это будет шаг вперед, так давайте двигаться, раз есть такое всеобщее направление в мире, в стране и у нас в церкви. Помогай Господь!

 

Материал подготовила Евгения Костицына