МЕЖДУНАРОДНЫЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ

Лучезарный Ангел

Доброе кино возвращается!

Современное кино: поиск потерянного добра

04.11.2014

В преддверии кинофестиваля «Лучезарный Ангел» мы беседуем с председателем Духовного экспертного совета кинофестиваля, настоятелем храма Софии – Премудрости Божией в Средних Садовниках протоиереем Владимиром Волгиным.


– Отец Владимир, мы часто обращаемся к лучшим образцам советского кино. В фильмах 1970–80-х гг., снятых по мотивам русской классики, например, таких, как «Несколько дней из жизни И.И. Обломова» режиссера Никиты Михалкова. В этих киноработах чувствуется присутствие духа, несмотря на то, что в то время не принято было говорить о религии, о Церкви, о священниках. Сегодня же снимается масса кинокартин по той же классике, где открыто говорится о Православии, но зритель замечает отсутствие духовной составляющей в современном кино. В сем же дело?

– Произошло вымывание духовности из душ, из сердец наших соотечественников – творческих людей. Это связано не только с вымыванием духовности, но и с атмосферой всеобщей безнравственности нашего народа. Святые говорят: «С преподобным будешь преподобным», и далее: «обычаи худые тлят человека», то есть растлевают. К сожалению, мы сейчас живем в среде худых обычаев и при вымывании духовности, а других корней нет. Народ только отчасти возвращается к Церкви, что мы наблюдаем с 1991 года. И все же должного духовного возрождения у нас пока не совершилось. И в будущем оно будет вдохновлено только благодаря благодати Божией.

Сейчас мы почти не встречаем в нашей жизни святых людей. Об этом времени Пахомий Великий говорил, что в последние времена люди не будут исполнять заповеди Божии, но тот, кто претерпит до конца и сохранит веру, тот спасется и получит большие венцы, чем мы, соблюдающие заповеди. Сейчас, когда падает один человек, вокруг него собираются несколько сильных духом человек и помогают ему восстать. А будут времена, когда и на тысячу километров не найдётся таковых.

В 1970-е гг. народ был ближе к своим корням, к Православию. Но государственная политика, к сожалению, вела его по пути искусственного расцерковления. И тогда, в советское время было очень много святых людей, это и архимандрит Иоанн Крестьянкин, архимандрит Серафим Тяпочкин… Я знал более десяти святых старцев, а кроме меня были и другие люди, которые знали еще кого-то кроме них. Один почтенный монах, который занимал высокую должность в Троице-Сергиевой лавре, говорил мне в конце 1960-х – начале 1970-х гг., что тогда, в советское время в Лавре проживало около десяти святых старцев, к которым можно было приходить в келии и напитываться как пчелка духовным нектаром. Они были с нами, они помогали нам не уклониться в безнравственную жизнь, давали критерии праведной жизни.

Ответ на ваш вопрос может быть более многогранным, но суть его именно в этом – в бездуховности, слепом разврате, неведении того, что мы делаем и исчезновении святых людей, то есть тех маячков, по которым мы могли бы двигаться вперед.

– Батюшка, а, быть может, это выветривание произошло еще и оттого, что сегодня много формального в нашей церковной жизни?

– Если монашество, которое является духовной элитой, угасает, (сегодня есть, кому исповедоваться, а старцев почти нет), то это очень отражается на мире и церковь обмирщается. Мы, священники, являемся носителями Святого Духа, который носили в себе многие святые люди. И народ Божий тоже носитель этого Духа. И, несмотря на формализованность духовенства и порой их формальное отношение к людям, к миру, тем не менее, в Церкви служится Божественная Литургия. А это – центр нашей духовной жизни. И пока служится Божественная Литургия, можно быть спокойными за народ. Сама Благодать Божия, даруемая при Причастии, будем надеяться, просветит сердца человеческие.

Возвращаясь к теме кино… Люди, которые работают в кинематографе, вообще в искусстве, ведут зачастую безнравственный образ жизни. И что они могут сказать о тех переживаниях, тех проблемах, которые ставили классики? Как они могут их пережить и стать созвучными этим проблемам? Поэтому и не совершается в кинематографе той глубины, которая действительно влияла бы положительным образом на души людей.

– Но всё же на что-то Вы уповаете, организовывая с коллективом подвижников кинофестиваль «Лучезарный ангел»? Действительно ли доброе кино возвращается?

– Мы не зря взяли этот девиз «Доброе кино возвращается». На «Лучезарном ангеле» мы показываем и ретроспективу классики, которая прекрасно ставилась и соответствовала духу литературных произведений. Но среди режиссеров и сейчас появляются люди уже проникнутые светом христианской истины. Мы надеемся на их творческие таланты, надеемся, что в ближайшем будущем появятся высокохудожественные и высокодуховные киноработы. Надо сказать, что география нашего кинофестиваля очень расширилась. И в своих фильмах люди сейчас ищут потерянное добро и ставят проблему этого поиска перед зрителями. Мы надеемся на доброе кино, которое не приводит в отчаяние, не заводит в тупиковые жизненные обстоятельства, но, которое несет в себе внутреннюю духовную радость и глубину.

Мне как председателю духовного экспертного совета однажды пришлось посмотреть фильм, в котором играют известные артисты. Одна из героинь, полюбившая молодого человека, признавшаяся ему в своей любви и не получившая во время от него ответа, пошла и лишилась своего целомудрия, отдавшись другому мужчине. Я понимаю, что человек от отчаяния может совершить опрометчивые поступки, в том числе и пойти на незаконные отношения, но это дорога в никуда. Если бы она смогла как-то преодолеть этот соблазн и своим сердцем решить, что нет дороги в грех, а есть дорога только к нравственной возвышенной жизни, то ее поступок и сам фильм был бы намного интересней и поучительней.

По многим фильмам, которые мне удается просматривать, я замечаю, что они настолько наполнены тоской, безысходностью. Вроде бы ничего безнравственного там нет, никого не убивают, но в этих фильмах такая беспроглядная тоска! Это явление, которому я даже не могу дать отчет. Просто люди, которые снимают кино, полны отчаяния и тоски, и им нечего больше сказать другим людям, кроме как воспеть свое уныние. А нужно ли это людям?

– Нет. Но надежда есть?

– Мы делаем ставку на тех художников, которые познали Бога, пришли к Богу. Есть же фильмы Павла Лунгина «Остров», Владимира Хотиненко «Поп» – глубокие по своему содержанию и по своей нравственной высоте.

– Батюшка, может ли нынешний кинематограф расположить человека к святой жизни?

– Если он будет в руках талантливого режиссера, то безусловно. В свое время я смотрел в театре «Гамлета» и хотел быть Гамлетом. Может быть, десятки и сотни моих сверстников не захотели быть им, но меня этот герой расположил к себе. Поэтому кино, как и театр, имеют глубокое воздействие на людей, тем более, если оно талантливо поставлено. Недаром вождь пролетарской революции говорил, что нужно брать телефон, телеграф и держать в своих руках кинематограф. Конечно, кино может вдохновить, как и добрая книга. Ты читаешь жития святых и вдохновляешься этими образами. Сейчас многие люди, прочитавшие замечательную книгу архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые» вдохновляются образами, которые в ней описаны. Она стала бестселлером. Эту книгу читает и интеллигенция, и простые люди, которые, может, вовсе пока далеки от Церкви.

– И книга, и кино могут, как помочь, так и навредить. Смотря, в чьих руках этот инструмент.

– Да, и в 1990-е кинематограф очень навредил, показывая героев – бандитов, и до сих пор дети продолжают смотреть американские мультяшки.

– Как нам вернуться к кинематографу в русской, советской традиции?

– К сожалению, государством мало передается средств на кинематограф. Конечно, у государства есть гораздо более важные проблемы, и приходится закрывать много дыр. Но прерогатива фильтрации, допуска или недопуска определенных фильмов безусловно лежит на власти, как и ответственность за воспитание своего народа. Мы мало что можем сделать сами. Вы же помните, какие демонстрации были против показа фильма «Последнее искушение Христа» Скорсезе? А фильм все равно показали. То есть, все можно сделать только силой власти.

Есть другой путь – более долгий. Это – преображение всего нашего народа, его христианизация. И надо поклониться нашей власти за то, что она отчасти способствует христианизации народа. Президент В.В. Путин часто говорит о государствообразующей религии, которой является Православие. Но это очень долгий путь возвращения к истокам своей веры. И, возможно, наш русский народ родит такого правителя, который поставит точку и скажет «нет» безнравственности в искусстве.

 
Беседовала Ирина УШАКОВА

Обсуждение закрыто.