МЕЖДУНАРОДНЫЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ

Лучезарный Ангел

Доброе кино!

«Кажется, что по-другому и прочитать-то нельзя!» Интервью с исполнителем моноспектакаля «Пять рассказов Шукшина» актёром Владимиром Борисовым

23.09.2019

90 лет назад – 25 июля 1929-го года – родился писатель, режиссёр, актёр и сценарист Василий Макарович Шукшин. В этом году в связи с юбилейной датой в разных городах России идут показы фильмов Шукшина и спектаклей по его прозе. На «Лучезарном Ангеле» будет показан литературно-музыкальный моноспектакль «Пять рассказов Шукшина», созданный режиссёром Борисом Фурнэ и актёром Владимиром Борисовым.

 

Петербургский актёр Владимир Борисов, уже более 15-ти лет представляющий спектакль на разных площадках, согласился ответить на несколько вопросов.

– Владимир Николаевич, скажите, пожалуйста, какие рассказы войдут в Ваш моноспектакль на «Лучезарном Ангеле»?

– «Волки», «Как помирал старик», «Суд», «Стёпка», «Дядя Ермолай».

Изначально я читал вместо «Стёпки» рассказ «Жена мужа в Париж провожала». Это история парня, во многом повторившего судьбу многих деревенских молодых людей, которые уходят в город и не находят там своей судьбы, а в деревню возвращаться им уже не с руки. На удивление, этот рассказ хорошо слушают старшие школьники, хотя многие из них не имеют опыта деревенской жизни. Видимо, они были свидетелями каких-то драм, происходивших с их родителями и другими взрослыми людьми. Однако этот рассказ очень жёсткий и тяжёлый, с самоубийством героя в финале, поэтому иногда я его заменяю рассказом «Стёпка», который тоже довольно драматичен, но всё-таки без такого трагического конца.

Вообще у меня три программы, так что эти и другие шукшинские рассказы входят как составные части ещё и в другие циклы.

Изначально моноспектакль получился довольно спонтанно, просто у него оказалась такая счастливая судьба. Рассказы как-то нечаянно сложились даже по временам года: зима, весна, лето, осень. Я уже задним числом это заметил. И по внутренней логике складно вышло. И, судя по реакции зрителя, спектакль получился, он находит отклик.

– А как давно идёт спектакль, где Вы выступали с ним?

Спектаклю уже, по-моему, 16 лет (по крайней мере, 15 точно есть). Я забыл точную дату и теперь даже в архивах не могу найти информацию, когда мы его играли в первый раз, но вроде бы это было в 2003-м году. Первый показ был в Санкт-Петербурге, в литературном кафе «Бродячая собака».

Спектакль получил диплом «За чистоту художественного слова» в 2009-м году на международном фестивале моноспектаклей «Монокль». И в том же году получил «Золотого Витязя» в номинации «Малая форма».

Я выступал с этим спектаклем в Санкт-Петербурге, Москве и городах Московской области, во Владикавказе на фестивале Ларисы Гергиевой, в Чувашии, Мурманске, Петрозаводске, Сибири (в Омске, Челябинске, Перми, Соликамске, Тюмени), на Алтае (играл в Сростках, в Бийске, скоро буду играть в Барнауле), в Сыктывкаре, Печоре, Павлово на Оке и других городах.

– Чем Вам лично близко творчество Василия Макаровича Шукшина?

– Я собирал все рассказы Шукшина, как только они начали появляться. За исключением первой книжки «Сельский житель», так как она вышла в 1963-м году, когда я ещё учился в школе. А потом я собирал все публикации в журналах. Когда переплёл их, получилась большая подшивка.

Все его персонажи разговаривают языком моих родных: тёток, дядей, братьев. Это мне очень близко, и мне кажется, что я их слышу. Шукшин сумел замечательно передать речь людей своего времени, вне зависимости от того, где они живут: в деревне или в городе. Хотя он рано ушёл из деревни, у него оказалась прекрасная память. И по умению передать языком человека его характер с Шукшиным трудно кого-то сравнить.

Самое главное: это всё замечательно написано! И когда читаешь, кажется, что по-другому и прочитать-то нельзя!

Повседневный – «сорочий», как называл его Шукшин – язык утрачивает интонацию, окраску, образность, мелодику, высушивается, становится невыразительным – а это ли не беда? Из радиопередач, а, значит, из жизни тоже, исчезает народная песня, а ведь свойственная нации мелодия влияет на язык. Менталитет определяется далеко не экономикой. Пропадёт язык – исчезнет и нация, и это до меня давно сказали.

Василий Макарович Шукшин – это, в первую очередь, замечательный русский язык! Образный, звучный! Мне доставляет удовольствие само произношение. Возьмите хотя бы один рассказ «Как помирал старик» – это шедевр! Малюсенький рассказик, где прощаются два человека, но как это написано! Причём у Шукшина хорошо заметна кинематографическая школа: текст его рассказов – это прямо готовая раскадровка!

Те инсценировки, которые я вижу в Москве и Санкт-Петербурге, мне не нравятся принципиально. Потому что из Шукшина делают какого-то писателя-юмориста, а это совсем не соответствует его сути – гражданской, писательской, актёрской! Все добиваются, чтобы в зале посмеялись, и часто это напоминает какую-то матрёшку для иностранцев. Появляются пляски, песни, прибаутки. Деревенские люди выглядят какими-то недоумками, а они ведь достойные люди, и красить их нелепой развесёлой краской – это совсем не то, что нужно! Я, хотя и городской человек, но мои родители из деревни, и я видел и слышал деревенских людей.

– Были ли у Вас какие-то трудности при работе над моноспектаклем?

– Нет, трудностей никаких не было. Другое дело, что я не всё у Шукшина одинаково приемлю. Например, рассказ «Верую» мне кажется искусственным. А весь сегодняшний набор рассказов, которые я исполняю, – это то, что мне наиболее близко.

– Спасибо Вам большое за интересные искренние ответы!

– Не за что.

Материал подготовила Елена Чач




Обсуждение закрыто.