МЕЖДУНАРОДНЫЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ

Лучезарный Ангел


Доброе кино!

Интервью со священником Николаем Бабкиным, посвященное его беседе «Трудный выбор. Простые ответы на недетские вопросы»

29.10.2022

«Не греши, иначе Бог тебя накажет». Почему родители заставляют ходить тебя в храм, а сами грешат? Зачем вообще религия, если Бог у каждого в душе? Зачем родители навязывают мне свою веру?

На эти и другие недетские вопросы о вере участники беседы попробуют найти взрослые ответы в открытом разговоре с популярным православным блогером, священником Николаем Бабкиным, клириком храма во имя святителя Николая Мирликийского в Отрадном.

 

‒ В рамках нашего фестиваля, 2 ноября, у Вас планируется беседа с подростками о кризисе веры, как вы видите план разговора?

‒ Я обычно заранее ничего не планирую, живая беседа интереснее – начинаю со знакомства и с вопросов аудитории. Расскажу о себе, потому что истории всегда лучше сухой лекции, да и это больше об авторе говорит и помогает в построении диалога, особенно если кто-то из слушателей меня плохо знает. Так определим острые темы.

Кого-то, может, заинтересует, почему я, будучи подростком, решил поступать в духовное училище, возможно, заинтересует тема отношений с девушками, потому что у верующих мальчишек и девчонок бывают с этим проблемы, так как до брака интим запрещен. Затронем тему знакомств по интернету, если конечно аудитории будет интересно.

В контексте моей жизни обсудим проблему кризиса веры – когда человек впервые приходит в церковь, по каким причинам он решается на это, что делать, если потом испытываешь разочарование?

‒ Если я вас правильно понял, то на Ваши беседы по схожим темам, в основном, приходят именно молодые люди. И приходят, вероятно, со своими сомнениями. Было бы интересно узнать, в чем, в основном, сомневаются, с чем, может быть, иногда остаются не согласны даже по итогам обсуждения?

‒ Традиционно бывают не согласны с политикой Церкви, – с тем, что в церквях присутствует эта финансовая составляющая, что свечи и записки за деньги – этот момент часто остается не до конца понятым.

И еще всегда остается сложной тема целомудрия, потому что непросто объяснить, зачем вообще беречь себя – общаться, а не вступать в интимную близость, и в их возрасте нормально этого не понимать.

Так основная сложность обычно в этих трех вещах: деньги, политика и интим. Классическое трио. Всегда обычно это цепляет.

‒ А должна ли церковь, на ваш взгляд, использовать более современный формат взаимодействия?

‒ Конечно, важнее суть, а формат может быть любым, лишь бы ты был услышан. Смысл формата проповеди – говорить с аудиторией об интересующих ее вещах на понятном ей языке.

Конкретно молодежи часто не хватает в школе внимания, про уважение я вообще молчу. Поэтому, если на приходе в неформальной обстановке священник просто их слушает и воспринимает их как взрослых, они очень положительно реагируют на это и с радостью готовы совместно что-то делать, видя в этом для себя пользу. И параллельно, зачастую, ответы на вопросы сами находятся.

‒ То есть, классический религиозно-терапевтический момент все равно сохраняется?

‒ Конечно, во время общения я не перестаю быть священником, даже если просто сидим и говорим о музыке, мы также касаемся и христианских тем – здесь не получается только лишь развлечения или проповеди, не бывает черного и белого.

Ты же не будешь обсуждать только песню, будешь обсуждать и ее смысл. А люди сами для себя будут замечать какие-то ценностные нюансы. То есть, здесь церковь еще и помогает формировать хороший вкус.

‒ Вы говорите, что нет черного и белого, но все равно сохраняется разница: если смотреть глобально, то, на ваш взгляд, какие отличия есть в разговоре в рамках церкви и в разговоре в условиях семинара, в зале или в социальных сетях, это же что-то разное?

‒ Я не знаю, почему разное. Встреча в церкви не предполагает, что ты сидишь под иконами. Это отдельное помещение за столом с чаем, оно неформальное, поэтому, я думаю, это вопрос личности священника, насколько он умеет выключать проповедника и включать человека.

Врач же не обязательно должен всегда доктора включать, не всегда и священник должен находиться в режиме духовника.

‒ Живые эмоции могут сохраняться и в церкви, и в зале, но когда речь идет о соцсетях, насколько вы ориентируетесь на лайки и репосты при выборе тем?

‒ Смотря, о чем говоришь. Лайки, репосты – это алгоритмы для продвижения. Хайп говорит только о вовлеченности.

Можно вызывать людей на дискуссии, брать острые интересные темы, раскрывать их в Христианском контексте. Как и перед большой аудиторией в зале, ты должен поддерживать интерес.

‒ А, на ваш взгляд, можно ли задевать что-то острое и провокационное, и при этом оставаться искренним со своей аудиторией?

‒ У любого человека есть какие-то внутренние крючки, которые ты можешь задевать. Я принципиально не пишу о политике, хотя тема крайне хайповая.

Но пишу про не менее популярные темы, касающиеся семьи. Например, разводы, измены. А как про них не говорить, если ведешь блог о семье и вере? Но ты же берешь их, не чтобы хайпануть. Человек со здоровой самооценкой пишет о том, что ему интересно, и вокруг него образуются единомышленники.

‒ У вас есть много видео, подкастов. Если мы представим, что вам нужно познакомить человека с вашим контентом, с чего бы посоветовали начать?

‒ Контент у меня, правда, разный, если мы говорим о молодежи, то можно посмотреть Тикток, если брать людей постарше, то небольшие ролики в ВК, в дзене и на ютубе. Там я стараюсь давать простые по форме, но не по содержанию ответы на разные вопросы.

Если человек видеоконтент не воспринимает, тогда Телеграм и ВК. Мне кажется, что у меня есть контент на любой запрос.

А если говорить о чем-то универсальном, то – Телеграм, там нет длинных роликов, только тексты, фото, моя семья, моя жизнь.

 

Ждем вас со 2 по 7 ноября в кинотеатре «Октябрь».
Посещение фестиваля бесплатное, по предварительной регистрации.

Расписание показов и мероприятий